Home > Ушу и кунфу > НАРОДНОЕ, АРМЕЙСКОЕ И МОНАСТЫРСКОЕ УШУ

НАРОДНОЕ, АРМЕЙСКОЕ И МОНАСТЫРСКОЕ УШУ

сентября 17, 2010

Наибольшего расцвета китайская военная мысль достигла в период троецарствия (220-280 гг. н. э.). Как указывают современные китайские исследователи, военное обучение профессиональным навыкам в это время шло в тесном контакте с физической подготовкой: «Посредством тренировок, достигается развитие силы Ли, ловкости Квай, прыгучести Тяо; развивается все тело для овладения кулачным боем, как оружием. В тренировке этим физическим качествам необходимо уделять равное внимание « (История военного дела в Китае, 1983). Воспитание храбрости происходило с детства, одновременно прививая такие взаимодополняющие качества личности, как самоконтроль и аккуратность (прилежание), направляя обучение к вершинам мудрости. Пятью воинскими дисциплинами со времен Троецарствия стали называть стрельбу из лука, фехтование, владение пикой, стрельбу из арбалета и одевание доспехов это сведения из современного китайского исследования «История воинских искусств Китая», а в «Руководстве для экзаменаторов» того времени написано, что в военном обучении особое внимание уделялось: во-первых, воспитанию храбрости, во-вторых, обучению профессиональным навыкам, в-третьих, обучению позиционной войне, в-четвертых, ориентированию на местности и, в-пятых, привитию чувства времени.
Легендарный китайский военачальник Гань Бао обращает внимание на принципы построения гимнастики даоинь и древних текстов и пытается ввести в систему военного обучения «метод произношения звуков», для чего пишет трактат «Книга определений духов» состоящий из 464-ех притч. В армии его труд замечен не был, но в монастырях он начинает свое существование, дав толчек новому методу пролонгированного обучения с целью привития воину такого качества, как обостренное чувство ритма. А ведь именно ритм был одним из ключевых понятий военного дела и боевых искусств. Вот как о ритме позднее написал в трактате «Горинно се» известный японский самурай Миямото Мусаши: «Существует ритм во всей жизни воина, в его победах и поражениях, как в гармонии и диссонансе… С самого начала ты должен отличать соответствующий ритм от несоответствующего, упражняя внутренний слух, чтобы среди сильных и слабых сигналов, в наплывах быстрых и медленных волн найти нужную частоту, действуя, учитывая дистанцию и ритм окружающей среды. Внутренний слух [спонтанное психомоторное реагирование] – важнейшая вещь в Стратегии.
Особенно важно понимать ритм фона, иначе твоя Стратегия станет неуверенной. « Так продолжалась традиция ведущая свое начало от древней системы военного обучения «колодезных полей».
В период раннего китайского средневековья (VI–XI века) происходит постепенное изменение характера практики боевых искусств. Уровень мастерства в народе становится сопоставимым с качеством армейского или придворного ушу.
Искусство кулачного боя и комплексы, демонстрировавшиеся на народных праздниках, наглядно показывали свое преимущество над официальным ушу.
Празднества с состязаниями по шоубо и сянпу достигли такого размаха, что неоднократно запрещались местными властями, опасавшимися народных волнений.
Главной причиной всех запретов была демонстрация приемов с оружием, в то же время не запрещались ни занятия кулачными упражнениями, ни ритуально-боевые действия.
Турниры среди простолюдинов проводились не только по официальным поводам, но и в период праздников, посвященных каким-либо местным духам.
Уровень состязаний возрос настолько, что для победы уже было недостаточно просто обладать большой физической силой – необходимо было владеть соответствующим техническим арсеналом и несколько недель перед турниром усиленно тренироваться. Состязания длились несколько дней, а иногда и целый месяц. С Х века, начала эпохи династий Сун, в практику вошли бои на помосте – лэйтай. Два бойца выходили на высокий помост и проводили схватку в полный контакт – это был реальный, а не театрализованный поединок. Подобные бои ввел в воинскую практику первый император династии Сун Чжао Куанъинь, эти поединки проводились в полном боевом снаряжении и с оружием.
Традиция месячных соревнований по ушу предполагала, что в течение тридцати или более дней любой боец мог подняться на помост и вызвать на поединок претендента на звание сильнейшего. Если никто не отваживался бросить вызов, то претендент объявлялся «непобедимым воином».
Наличие в народной среде немалого количества настоящих мастеров ушу породило у государственных чиновников идею организовать из их числа специальные отряды – так появилось деревенское ополчение сяньбин («уездные войска»). Занятия ушу в этих отрядах, сочетавшие приемы кулачного боя и работу с оружием, находились под контролем местной администрации.
Параллельно с официальными боевыми отрядами стали возникать и чисто народные общества ушу, называемые «шэ». В них практиковали и кулачный бой, и стрельбу из лука, и фехтование на пиках и мечах, и ритуализированные боевые танцы. Общества шэ выполняли сразу несколько функций: были организаторами деревенской самозащиты, обществами взаимопомощи, сектами, исполнявшими магические ритуалы. Несмотря на преследования со стороны властей, шэ постепенно превращались в отряды отлично подготовленных воинов. Однако в отличие от государственной армии, их тренировки были, в первую очередь, связаны с народными праздниками и ритуалами. К XIII веку общества шэ постепенно замкнулись, превратившись в «дворы боевых искусств» (гуань), на базе которых стали формироваться классические школы ушу.
Центрами народного ушу часто становились постоялые дворы (вашэ). В них сооружались специальные площадки для демонстрации ушу, на которых проезжавшие мастера могли показать свое умение, сравнить собственное мастерство с умением местных боевых знаменитостей. В основном на площадках проходили бои голыми руками и поединки на палках, демонстрировались боевые танцы с мечами. Так стала формироваться городская культура народных боевых искусств.
Вашэ были также центрами торговли, поэтому для привлечения публики специально нанятые бойцы показывали свое умение. Представления обычно открывали женщины, демонстрировавшие парные таолу, только после них в поединке сходились бойцы-мужчины. В хрониках зафиксированы имена лучших мастеров вашэ, которых по роду их основных занятий называли «утонченными ремесленниками». В XIV–XV веках представления вашэ переросли в еще более гранди-озные городские народные ритуалы – ухуэй («сборища знатоков боевых искусств»).
В эпоху владычества монгольской династии Юань (1279–1368) впервые начали появляться школы ушу. Еще не существовало окончательно оформленных стилей, не было четкого отделения одной группы занимающихся от другой по признаку самоиндентификации с определенным первопатриархом, но уже были систематизированы приемы боя и наметился их контакт с основными религиозно-философскими системами. Началось структурирование боевых искусств.
Именно в школе началось формирование ранних стилей ушу. Стиль – это, в первую очередь, набор конкретных технических навыков, объединенных методами тренировки и способами передачи. Он базируется на ряде основополагающих принципов, которые являются внутренним стержнем всей техники. Каждый стиль имеет канонический набор приемов и комплексов – таолу, но формирование стиля – процесс очень долгий, так как для становления канона нужно длительное время. К XII–XIV векам уже существовали систематизированные наборы приемов у ряда школ, парные комплексы (дуйлянь таолу), методики тренировки с оружием – копьем, мечами, палкой, крюками, серпами, трезубцами, ножами. Но еще не было фиксации канона в письменном виде, в форме трактата. Такой трактат излагал не столько технические приемы, сколько учение школы в основном, ее философские и нравственные принципы.
В эпоху Юань появился новый вид оружия – молот (чуй), представлявший собой круглый металлический груз, привязанный к короткой или длинной рукояти. Короткая рукоять часто дополнялась длинной веревкой или цепью. С помощью молота можно было вести бой против конного воина, а также защищаться против нескольких вооруженных нападающих. Модификация молота с металлическим наконечником в виде стрелы на конце веревки получила название люсинчуй (молот-метеоритит) и была широко распространена среди монахов, особенно в Шаолиньском монастыре с XIV века.
В период расцвета системы «фубин» («военные подразделения») в танскую эпоху, на фоне отхода от военного обучения даосских монастырей, получают широкое распространение буддийские монастыри, в которых китайская система образования испытывает очередной ренессанс. В монастырях преподавались следующие дисциплины: – философия (санскр. прамана); – теория пролонгированного обучения (санскр. парамита); – теории психического отражения (санскр. мадьямана); – медицина; – трудовое воспитание; воинское исусство и рукопашный бой.
В XIII– ХIV веках началось становление такого стиля, как шаолиньцюань, но характерная для китайской традиции теория углубления истории боевых искусств до эпохи древности связывает появление этого стиля с приходом в Шаолиньский монастырь в VI веке из Индии 28-го патриарха буддизма Бодхидхармы, ставшего первым патриархом чань-буддизма в Китае, который девять лет преподавал свое учение в Шаолиньском монастыре. Помимо философии, теории пролонгированного обучения и теории психического отражения преподавались следующие практические дисциплины: регулярное ежедневное, по много часов, чтение звуко-резонансных рядов в форме дхарани и мантр, гатх и сутр; изучение психомоторных комплексов таолу – жестко детерминированной последовательности физических упражнений, направленных на развитие силы, ловкости, гибкости, быстроты и выносливости воина-монаха; рукопашный бой без оружия; рукопашный бой с оружием; восточная медицина.
В отечественной научной литературе последователем этой теории является Н. В. Абаев, который считает, что «под влиянием индийских культурно-психологических традиций и искусства единоборства возникла одна из самых популярных в Восточной Азии школ ушу – шаолиньская школа».
А. А. Маслов, наоборот, считает, что «нет ни малейших оснований считать, что Индия хоть каким-то образом повлияла на шаолиньскую школу, которая сложилась все же не в VI веке, а значительно позже. Современные китайские источники также указывают на то, что «вся история старого физического воспитания насильственно притянута к личности Дамо (Бодхидхармы).
Легенда о занятиях Бодхидхармы боевыми искусствами сформировалась в окончательном виде уже в XVII–XVIII веках, когда завершалось формирование боевых искусств как социально-культурного феномена со сложной философской базой и развитой мифологией. Большинство стилей создавалось в рамках народной традиции, предпочитавшей в качестве формы самовыражения сектантские объединения типа тайных обществ. Бодхидхарма, простой и загадочный, к тому же не относящийся к героям китайской национальной традиции, был идеален в качестве фигуры первооснователя, первопатриарха, носителя внутренней традиции.
Шаолиньский монастырь был основан в 495 году буддийским шраманом Бато (кит. Чжоу Цзин). Его первыми последователями стали монахи Хуэйгун и Сэнтяо.
Именно Сэнтяо в китайской традиции считается первым монахом-бойцом Шаолиньского монастыря, появившимся в нем за пару десятилетий до даты легендарного прихода Бодхидхармы в Шаолинь.
Из числа наставников монастыря постепенно стал выделяться особый разряд людей, чьей основной задачей было преподавание ушу. Их называли цюаньши (учителя кулачного боя) или уцзяотоу (старейшины, преподающие боевое искусство). Они разрабатывали не только приемы кулачного боя, но и принципы работы с оружием, причем большинство всех этих приемов и методов изначально исходило от народных учителей и переосмыслялось монахами. Народные корни монастырского ушу подтверждает и использовавшееся монахами оружие – монашеский посох из твердых пород дерева, сельскохозяйственные орудия, короткие палки и т. д. Приемы ушу не только позволяли монахам успешно отбиваться от бандитов на дорогах во время странствий, но и играли роль активных физических упражнений, с помощью которых монахам, наряду с сидячей медитацией, удавалось «прозревать природу Будды».
В VII веке отряд из тринадцати вооруженных посохами монахов сумел спасти императора Танской династии Ли Шиминя, после чего монастырю было позволено содержать особые монашеские войска – сэнбин и в Шаолине стали практиковаться методы подготовки монахов-бойцов. С тех пор Шаолинь стали называть «первым монастырем в Поднебесной по боевым искусствам». Монахи стали заниматься не только кулачным искусством и боем с палкой, в их арсенале появились мечи и армейские копья. Они учились вести бой на коне и в пешем строю (то есть выполнять функции армейского подразделения) – и все это при поддержке официальной власти. В монастырских хрониках отмечается, что уже тогда стал складываться характерный шаолиньский стиль, основанный на жестких ударах, передвижениях по одной прямой, бое на близкой и средней дистанциях, коротких атаках с применением ударов локтями и ладонями.
В Х веке сформировались основные дисциплины, которым обучали шаолиньских монахов. Они состояли из четырех разделов. Первый – фо (буддизм): изучались буддийские каноны, монастырские правила и основы медитативной практики. Второй раздел – у (боевой): изучалась практика боевых искусств. Третий раздел – и (медицинский): монахов учили основам массажа и составлению лечебных бальзамов и мазей. Четвертый раздел – вэнь (гражданские науки), в него входили занятия каллиграфией, стихосложением и живописью.
Основным методом обучения в Шаолине был так называемый метод воплощений – ассоциативного мыслеобразного отождествления себя с тем или иным героем прошлых времен, животным, предметом или явлением объективного мира (деревом, огнем, ветром, водой и т. д.). К процессу обучения чаньские монахи предъявляли 5 основных требований: постепенность, непрерывность, умеренность, самоконтроль и выдержка, учтивость.
Новый этап развития шаолиньского ушу начался в XIII веке, и связан он с именем Цзюэюаня, по крупицам воссоздавшего древнее шаолиньское искусство, утерянное за десятилетия упадка. На основе самого раннего шаолиньского комплекса «18 рук архатов» он разработал таолу в 72 приема. Впоследствии с помощью своих учителей Ли Соу и Бай Юйфэна Цзюэюань создал систему, состоявшую из 173 приемов, которые и принято считать классикой шаолиньского ушу. Многие приемы требовали хорошей гибкости, координации движений, большей резкости, взрывного выброса силы во время удара. Шаолиньская техника, реформированная Цзюэюанем, сочетала разнообразную комбинаторику вместе с высоким техническим мастерством и скоростью.
Бай Юйфэн дополнил шаолиньскую технику разделом, включавшим болевые захваты, заломы, надавливания на точки. Все тринадцать базовых форм («тринадцать захватов») основывались на технике подражания повадкам животных. Позднее Бай Юйфэном была разработана система «боя пяти животных» – тигра, леопарда, дракона, змеи и журавля. Он пожертвовал прямым сходством с движениями, исполняемыми животными, в пользу боевого аспекта. Отход от прямой имитации повадок превратил названия животных в некие символы, сохранившие лишь определенный характер движений. И, наконец, именно Бай Юйфэн начал использовать буддийские методы психотренинга в тренировках ушу.
В XIV веке крупнейшим реформатором шаолиньского стиля стал настоятель Фуюй. Ему удалось адаптировать шаолиньцюань для всех возрастов и категорий монахов, создав два новых комплекса, позже переросших в стили, – жуаньцюань («кулак мягкости») и чаншоуцюань («кулак долголетия»). Фуюй одним из первых стал сочетать в боевой практике боевые приемы и плавные движения для регулирования дыхания и очищения сознания. Тело разминали медленными, плавными движениями, выполнявшимися абсолютно расслабленно; затем выполнение приемов ускорялось, вместе с волевым импульсом использовалась и физическая сила. Простота комплексов делала их доступными и для тех, кто с трудом запоминал последовательность движений, и для пожилых монахов. Идея Фуюя сочетать в одном комплексе боевую тренировку и медитативно-дыхательную практику, медленные и быстрые движения, работу сознания и физические усилия оказала решающее влияние на все последующее развитие шаолиньцюань.
Фуюй ввел в практику Шаолиньского монастыря специальные экзамены, так как появилось множество фальшивых монахов, спекулировавших именем Шаолиня, а кроме того, многие пришлые монахи, поверхностно изучившие шаолиньцюань, несли «в мир» не подлинное шаолиньское ушу, а его профанацию. В качестве экзамена был предложен особый комплекс, включавший в себя все особенности шаолиньской техники. Этот комплекс, большой и чрезвычайно сложный, был предназначен для отработки поединка в самых разнообразных условиях – от ограниченного пространства до открытого поля. Начинающие и пришлые монахи не владели многими составными частями этого комплекса. Тот, кто желал покинуть монастырь, должен был померяться силами с опытными монахами-бойцами на каждой из существовавших «тринадцати застав». Монах, не прошедший испытание, оставался в монастыре. Комплекс, созданный лучшими наставниками Шаолиня, вобрал в себя всю наиболее эффективную технику, в том числе, такие закрытые разделы как воздействие на болевые точки, систему заломов суставов и освобождения от захватов. Комплекс базировался на многочисленных подсечках, разворотах, прыжках, причем иногда предполагалось нанесение до четырех последовательных ударов ногами в прыжке, что позволяло вести бой с несколькими противниками одновременно.
С эпохи Фуюя был не только поднят уровень шаолиньских бойцов, но и шаолиньцюань стал существовать как единая стилевая система (сегодня шаолиньское направление насчитывает свыше 360-ти основных стилей).
В XVI веке генерал Юй Даю в поисках мастеров боя с палкой (посохом) заехал в Шаолиньский монастырь, но ему пришлось констатировать, что умение вести поединки с посохом то ли полностью утрачено монахами, то ли его никогда и не было. В результате Юй Даю сам принялся обучать монахов приемам боя с оружием, а впоследствии два монаха в течение трех лет изучали в действующей армии реальные способы ведения боя с длинным оружием, в том числе и с палкой.
Определенный интерес представляет процесс обучения даосских воинов-монахов: Иглоукалывание было известно в Восточной Азии еще со времен Желтого Императора и заключалось в регулировании жизненной энергии ци в организме человека, а иногда и животных, посредством воздействия на биологически активные точки металлическими или костяными иглами, надавливанием пальцами или прогреванием в соответствии с биоритмами.
Астрономия описывала циклы солнечного и лунного годов, а также Сатурна и Юпитера, Марса и Венеры [карты звездного неба в Китае известны еще с V в. до н. э. – знаменитые Мавандуйские раскопки подарили миру трактат «Вычисления по пяти звездам» «Усин-чжань» датируемый 170 годом до н. э. и карты 28 экваториальных созвездий датируемые 433 годом до н. э.; позднее на основе наблюдений за звездами из специально построенных обсерваторий создавались достаточно точные топографические карты – портуланы].
Геомантия – более всего характеризуемая современным термином геоморфология, но с практическим оттенком; например так, как предложил Сунь Бинь в главе «Девять Местностей» в своем великом «Трактате о Военном Искусстве»: «Вот правила войны: есть местности рассеяния, местности неустойчивости, местности оспаривыемые, местности смешения, местности-перекрестки, местности серьезного положения, местности бездорожья, местности окружения и местности смерти…. Тот, кто не знает обстановки гор, лесов, круч, оврагов, топей и болот, не может воспользоваться выгодами местности».
Военная стратегия и ратное искусство, основу которого составляли: вождение боевой колесницы, стрельба из лука, кулачный бой, фехтование и бой на пиках; алхимия духа и воплощение – основной формой обучения здесь являлись психомоторные военные танцы у у, называемые даоинь.
В результате взаимообмена методами между монастырской и армейской школами ушу монахи перенимали большинство эффективных методов боя, а затем переосмысливали их в рамках чань-буддийской традиции, придавая им духовную глубину и делая методики более стройными.
Не было резкой границы также между ушу армейским и ушу народным: рекруты набирались из деревенской среды, поэтому новобранцы уже имели опыт обращения с оружием, занятий кулачным боем и участвовали в народных боевых праздниках. Многие народные мастера с XVI–XVII веков активно привлекались в качестве инструкторов для обучения воинов.
К концу XVII- началу XVIII века шаолиньцюань приобретает свой окончательный вид. Помимо кулачного искусства, монахи владели знаниями о строении человеческого тела, основами управления энергией ци, работой с несколькими десятками видов оружия, основами врачевания и многим другим.
В 1928 году Шаолинь оказался в центре междоусобных войн китайских милитаристов. Результат оказался для монастыря плачевным – солдаты армии Фэн Юйсяна сожгли Шаолинь, и во время сорокадневного пожара была уничтожена часть бесценных шаолиньских трактатов, считавшихся канонами шаолиньского искусства.
В современном Шаолине около восьмидесяти монахов, более половины из них обучаются ушу, остальные считаются отменными знатоками традиционной медицины. Нынешним настоятелем Шаолиньского монастыря является Суси, а фактическим руководителем шаолиньского ушу – Дэцянь, ректор Международной академии шаолиньцюань, автор нескольких десятков книг и издатель множества сборников архивных материалов Шаолиня.

Ушу и кунфу

CommentIt Ajax. Error: